Нарушения привязанности ребёнка и матери

Эмоциональный опыт младенца не может рассматриваться в отрыве от взаимоотношений с матерью.Мать не всегда может быть рядом и реально удовлетворять все потребности младенца. Отсутствие матери и связанная с этим ситуация фрустрации заставляют новорожденного пережить свою беспомощность. Удовлетворение, реализация потребности ребенка матерью подтверждает надежность  постоянной связи между матерью и ребенком.

У младенца возникновению привязанности способствует врождённая необходимость связи с человеком, который обеспечивает удовлетворение его биологических потребностей в тепле, пище, физической защите. Не менее фундаментальным для нормального развития ребёнка и его привязанностей является психологический комфорт, который формирует чувство защищённости и доверия к окружающему миру.

Опыт адекватных детско-родительских отношений первого года жизни является определяющим для психологического и социального развития ребёнка на протяжении всей его дальнейшей жизни в результате закрепления чувства экзистенциальной безопасности и опыта формирования первичных отношений, что и является основой психического здоровья растущей личности.

Ранняя привязанность  (далее – РП) формируются практически с рождения ребёнка. Наиболее ярко типы привязанности определяются в возрасте от года до 3–4 лет. Стандартно диагностика РП проводится в процессе анализа поведения ребёнка в помещении после ухода матери и при её возвращении. При этом выделяют четыре основных типа РП:

Тип A – небезопасная привязанность избегающего типа. Этот тип РП является условно-патологическим и выявляется у 20% детей. Данная категория детей обозначается как «индиферентные» или ненадёжно привязанные». Такие дети выглядят достаточно независимыми в незнакомой ситуации. В игровой комнате сразу же начинают изучать игрушки. Во время своих исследований не используют мать в качестве отправной точки – не подходят к ней, что означает – мать не воспринимаетая ребёнком как объект защиты. Когда мать покидает комнату, они не проявляют беспокойства и не ищут близости с матерью при её возвращении. Если мама пытается взять их на руки, они стараются этого избежать, вырываясь из её объятий или отводя взгляд. Такое поведение может казаться исключительно здоровым. Но реально при избегающем поведении дети испытывают серьёзные эмоциональные трудности в виде блокирования эмоциональных переживаний. Основой подобного «независимого» поведения часто является беспомощность матери в реализации опекающей функции при выраженных контроле и манипуляциях. Внешняя отчуждённость таких детей часто связана с пережитым травмирующим разлучением в более раннем возрасте или частым переживанием брошенности при регулярном отсутствии взрослых в момент какой-то потребности ребёнка. Внешне безразличная, сдержанная манера поведения, отрицание каких-либо чувств – защита от частого отвержения, попытка забыть о своей потребности в матери, чтобы избежать новых разочарований.

Матери таких детей – как правило, нечувствительные, часто вмешивающиеся в жизнь ребёнка (контролирующие) и одновременно отвергающие его интересы, его личность, что делает малышей неуверенными в себе при внешнем очень независимом поведении.

Дети с «избегающим» типом РП организовывают своё поведение без использования эмоциональных сигналов извне (от матери) и подавляя собственное эмоциональное реагирование. Они воспринимают в основном интеллектуальную информацию (вытесняя в подсознание эмоциональные сигналы), чтобы не испытывать боль отвержения; вырабатывают стратегию «защищающегося поведения» или «вынужденно уступающего поведения». Основной паттерн, мотив их поведения – «никому нельзя доверять» – формируется вследствие болезненного переживания разрыва отношений с близким взрослым или при частом отвержении с его стороны. В некоторых случаях такой разрыв (отвержение) воспринимается ребёнком как «предательство», а взрослые – как «злоупотребляющие» детским доверием и своей силой.

У таких детей выявляются выраженные проявления когнитивно-эмоционального дефицита (КЭД) – диспропорционального преобладания интеллектуального развития над неадекватно формирующимся эмоциональным развитием на основе нарушений стратегий переработки информации и построения соответствующего поведения. Если в норме, при отсутствии КЭД, аффективная и интеллектуальная информация личностью интегрируется и адекватно перерабатывается, то при патологических РП один из видов поступающей информации игнорируется, а другой усиливается и становится ведущим в качестве основного способа патологической адаптации. Этот процесс отражается в диспропорции эмоционального и когнитивного развития.

Тип B – надёжная безопасная привязанность: наблюдается адекватное формирование привязанности к опекающему взрослому (матери). Такой ребёнок может не сильно огорчиться после ухода матери, но сразу тянутся к ней после её возвращения, стремясь к близкому физическому контакту. В незнакомой обстановке ребёнок охотно исследует новое пространство, «отталкиваясь» от матери как исходной точки взаимодействия с миром. Такой адаптивный, «надёжный» тип привязанности характерен для 65% детей. Дети с «надёжным», «уверенным» типом привязанности усваивают коммуникативное значение множества средств общения, используют в приспособительном поведении как интеллект, так и эмоциональное реагирование. Способность к интегрированию интеллектуальной и эмоциональной информации позволяет им сформировать адекватную внутреннюю модель реальности и образцы поведения, максимально обеспечивающие безопасность и комфорт ребёнка как адекватное приспособление и являющиеся основой нормального психобиологического развития. Поэтому у таких детей не выявляются выраженные проявления КЭД.

Тип C – небезопасная привязанность тревожно-сопротивляющегося, амбивалентного типа. В процессе диагностики видно, как дети с таким типом РП очень сильно огорчаются после ухода матери, а после её возвращения цепляются за неё, но практически сразу же её отталкивают. Данный тип привязанности считается патологическим («ненадёжно-аффективным», «амбивалентным», «двойственным», «манипулятивным»). Определяется приблизительно у 10% детей. В незнакомой ситуации эти младенцы держатся близко к матери, беспокоясь по поводу её местонахождения, при этом практически не занимаются исследованиями пространства. Они приходят в крайнее волнение, когда мать покидает комнату, и проявляют заметную амбивалентность по отношению к ней, когда она возвращается (то приближаясь к ней, то сердито отталкивая её).

Амбивалентность взаимоотношений с матерью проявляется в том, что ребёнок постоянно демонстрирует двойственное отношение к близкому взрослому – «привязанность–отвержение» – попеременно, а иногда практически одновременно. При этом перепады в обращении («привязанность–отвержение») являются стойко закреплёнными паттернами поведения, а полутона и сглаженность в эмоциональном реагировании практически отсутствуют. Часто такой тип РП приобретает черты негативной невротической привязанности, когда ребёнок постоянно, но неосознанно «цепляет» родителей, провоцируя родителей на наказания, в поиске «суррогата» привязанности: необходимость разрешать постоянно возникающие проблемы вследствие неадекватного поведения ребёнка. Такой тип РП формируется в результате пренебрежительно-гиперопекающего (амбивалентного по своей сути) типа воспитания. Амбивалентный, тревожно-сопротивляющийся тип РП характерен для детей, чьи родители непоследовательны и истеричны. Этим родители (преимущественно мать, так как отец часто в таких случаях либо отсутствует, либо не принимает участия в непосредственном воспитании ребёнка) лишают ребёнка возможности как понять родительское поведение и приспособиться к нему, так и осознать родительское отношение к себе. Такая непоследовательная манера поведения матери, как правило, оставляет ребёнка в неуверенности относительно того, будет ли она рядом, когда он будут в ней нуждаться.

В подростковом возрасте при наличии амбивалентного типа РП ребёнок часто выявляет различные формы оппозиционно-протестного поведения. Основной паттерн и мотив его поведения – «меня никто не любит, я никому не нужен». Патогенетической основой РП становится эмоциональное «застревание» ребёнка на болезненных переживаниях одиночества и брошенности в сочетании с озлоблением на близких за это (часто неосознаваемым). У таких детей выявляются выраженные проявления КЭД, когда стойко закрепляется бурное неадекватное эмоциональное реагирование при отсутствии достаточного импульс-контроля и навыков использовать интеллектуальную организацию поведения.

Тип D – небезопасная привязанность дезорганизованного типа. Встречается приблизительно у 5% детей. В незнакомой ситуации после ухода матери дети либо «застывают» в одной позе, либо «убегают» от пытающейся приблизиться матери после её появления. Это «дезорганизованный, неориентированный», крайне патологический тип привязанности. Такие дети научились выживать, нарушая все правила и границы человеческих отношений, отказываясь от привязанности в пользу силы.

Дезорганизованный тип РП характерен для детей, подвергающихся систематическому жестокому обращению и насилию. Они просто не имеют опыта привязанности, так как их родители практически не демонстрируют сигналы привязанности. В таких семьях часто встречается крайне жёсткий (жестокий) отец с ригидными перфекционистсткими установками о значимости «спартанского» воспитания, тогда как слабая мать не способна защитить ребёнка от агрессивного отца. Либо же подобный дезорганизованный тип РП выявляется при выраженных депрессивных состояниях у матери, проявляющей «внимание» к ребёнку только в форме агрессии, большую часть времени никак не откликаясь на ребёнка [Бенедек Т.].

Проблемы привязанности представляют собой спектр проблем от относительно простых форм до наиболее тяжелых, как, к примеру, реактивное расстройство привязанности (РРП). Реактивное расстройство привязанности и другие проблемы привязанности возникают, когда дети не могут наладить стабильную связь с родителями или теми, кто их заменял. Расстройства привязанности – это результат негативного опыта отношений. Если дети постоянно чувствуют себя брошенными, изолированными, беспомощными или ненужными по какой-либо причине, они понимают, что не могут полагаться на других и что мир небезопасен.

Таким образом, cуществуют следующие основные виды привязанности: небезопасная привязанность избегающего типа, небезопасная привязанность тревожно-сопротивляющегося типа, амбивалентного типа,  небезопасная привязанность дезорганизованного типа и надёжная безопасная привязанность. Сформированная в раннем возрасте привязанность и её качество непосредственно влияет на дальнейшие успехи человека в семейной жизни, профессиональные достижения, общение в целом (как уровень компетентности в социальном адаптировании).

Психологи Колотовкина О.А., Горбунова Н.В. 

26 апреля, 2018

Другие новости.

  • Preview img 20180425 152511

    Городской профилактический проект «Безопасное взросление. Профилактика алкоголизма»

  • Preview usfysmqxlfs

    Эстафета по ездовому спорту «Весенние забеги»

  • Preview fqiztdn0zg4

    Стартовал прием заявок на ежегодный городской семейный фестиваль "Планета счастья"

  • Preview kobxd n8hv8

    ВЫБОР БУДУЩЕГО

  • Preview

    Внимание! Конкурс «В ритме жизни»! Заявки принимаются до 3 ноября.

  • Preview v0slla14bfu

    Дорогами добра всей семьей!

Последние новости

Мастера на все лапы

далее...

Десять правил оформления презентации социального проекта

далее...

Наша «Родительская академия» в ДЮЦ «Бригантина»

далее...

Наш подход к взаимодействию – ВЗАИМОВЫРУЧКА

далее...

Городской профилактический проект «Безопасное взросление. Профилактика алкоголизма»

далее...